Все новости Скачать фотографию
От первого лица

«Равные условия для всех»: Интервью Максима Решетникова газете «Бизнес класс»

23 Октября 2017
Поделиться

Максим Решетников, губернатор Пермского края, – о принципе взаимных обязательств, атмосфере для айтишников и лоббизме пермской промышленности.

Максим Геннадьевич, как выглядят приоритеты и принципы поддержки региональной промышленности? И, соответственно, исходя из этого, – основные механизмы этой поддержки?

Если говорить о принципах поддержки, то, без‑ условно, главное – это принцип взаимных обязательств. Инвестиционная политика – дорога с двусторонним движением. Как и в социальной политике, мы уходим от безадресных льгот к льготам, предоставляемым на основе взаимных обязательств. Вы – инвестируете, мы – помогаем. За последнее время сделано очень многое, запущен механизм специальных инвестиционных кон‑ трактов (СПИК), осуществляется взаимодействие в рамках и федерального, и регионального Фонда поддержки промышленности. Начинают реализовываться наши идеи по приоритетным инвестиционным проектам, по индустриальным и промышленным паркам. Таким образом, все больше и больше проектов идет на возвратной основе. Мы заключили 7 СПИК, один из которых – федерального уровня. Объем инвестиций по ним составит более 150 млрд рублей, будет создано более 4,2 тысячи рабочих мест. Подписан СПИК с «Еврохимом», «Уралкалием», «Сибуром», думаю, скоро выйдем на подписание с «Метафраксом» и еще одного – с «Уралкалием». С «ЛУКОЙЛом» работаем в рамках традиционного соглашения. Завод в Новом Звездном по производству ракетных двигателей – это федеральные деньги, но край и там оказывает поддержку. Можно сказать, по всем крупным проектам идем в логике СПИК, когда льготы жестко увязаны с инвестициями. Плюс важное направление – производства, которые возникают вокруг «Газпрома»: «Новые фитинговые технологии» в Чайковском, «Завод по восстановлению труб» в Чусовом и другие. Как видите, хороший список получается.

Когда в крае работала льгота по налогу на прибыль «24‑20», то обсуждение ее эффективности фактически сводилось к политике. Каждая сторона интерпретировала ситуацию в свою пользу, подгоняла доводы под необходимые выводы, и никаких объективных расчетов обществу не предъявлялось. Можем ли мы оценить эффективность сегодняшних мер поддержки промышленности?

Объяснение критики «24‑20» очень простое – тогда делили то, что есть. Сейчас логика специнвестконтрактов совершенно иная – льготы предоставляются исходя из того, что предприятие создает новое. В таком случае край‑то ничего не лишается. В конце концов, не реализовала компания проект – потеряла свои деньги, а край не получит того, чего у него и так не было. И если наказывать инвестора за то, что он вложил – и не получилось, тогда вообще любое желание вести бизнес отобьем. А звучат иногда и такие идеи. Главное во всех механизмах поддержки – край льготирует новое, чтобы ни в коем случае не потерять действующую налоговую базу. Еще один важный момент. Новое производство должно оказаться в той же конкурентной среде, что и уже работающий бизнес. Условия должны быть равные для всех. Да, мы даем особые преференции, но только на период инвестиций, выхода на окупаемость, а дальше все работают по общим правилам игры. Иначе экономика не функционирует.

В отношении роли «цифровой экономики» сделано несколько важных заявлений. Но регион всегда отличала слабая диверсификация и большая концентрация экономики. Действительно ли можно ждать изменения этой ситуации?

Конечно, рассчитывать, что предприятия «цифровой экономики» ворвутся в ТОП-300 и всех потеснят, было бы неправильно. Исключение сегодня – «Эр-Телеком», который является заметной величиной по масштабам России и тем более Прикамья. Но давайте посмотрим с точки зрения занятости. Даже если из общего числа убрать работников «Эр-Телекома», «Ростелекома» (то есть больших предприятий), мы получим очень значимую цифру – порядка 11‑12 тысяч занятых в IT-компаниях региона. Да у нас во всей оборонке трудятся около 50 тысяч. Поэтому «цифровая экономика» – уже серьезная величина.

А стратегическая задача – развитие действующего пермского сегмента или создание условий, чтобы предприятия из других регионов перебирались к нам?

Прежде всего, это сфера, где нужно сразу понимать, в чем конкурентное преимущество и в каких нишах есть перспективы. Цифровая экономика настолько всеобъемлющая, что если объявить – «Мы по всем направлениям всех победим», полная ерунда получится. Просто громкие лозунги и не более. Необходимо выбрать, где региону приложить основные усилия. Сегодня есть несколько таких точек роста, одна из них – «Эр-Телеком». Компания не просто имеет здесь штаб-квартиру, она еще и потребляет инновации, формирует спрос. Не случайно вокруг пред‑ приятия вырастают много других фирм, производящих технологии и компоненты. Или взять робототехнику. Знаю минимум три хороших наработки в этой сфере в Прикамье с выходом на конечного потребителя. А ведь эти компании тянут за собой и субподрядчиков. Другие драйверы – кластер фотоники, предприятия, работающие с «ЛУКОЙЛом», наш традиционный кластер программного обеспечения, который сформировался в университете. Это такие «наследники» «Прогноза». Они ведь никуда не делись, каждый взял по своему направлению и, кстати, показывает результаты в совокупности больше, чем было. Вообще, ресурс высшей школы Перми надо обязательно использовать, есть кафедры, есть ученые. Недавно встречался с представителями вузов, они рассказывают о высоком уровне «внебюджетки». Я говорю: коллеги, это прекрасно, но не забывай‑ те, что главная задача – студентов подготовить. Чем больше, тем лучше. Все возможности для этого есть. Пусть будет перепроизводство айтишников, среди них ведь не бывает безработицы, всегда есть фриланс и другие варианты. Поэтому краю нужно больше таких специалистов. Конечно, среди них очень высок уровень миграции, но надо создавать условия для жизни. IT-кластер очень чувствителен к энергетике территории, ее атмосфере. Если они чувствуют динамику, чувствуют изменения к лучшему, то обязательно останутся здесь и никуда не будут рваться из Пер‑ ми. Много общаюсь с людьми, в том числе с теми, кто сейчас в Москве, спрашиваю, когда домой. На самом деле, нормальное обсуждение. Надо раз‑ говаривать, находить точки соприкосновения.

Если оцифровать, то какие задачи стоят перед этим сектором экономики?

Сейчас его доля в валовом внутреннем продукте Пермского края – 2,5%, задача к 2025 году – увеличить показатель до 4%. Но это несколько абстрактные цифры, поэтому если «перевести на русский», то целью является создание 8 тысяч новых рабочих мест. В этом плане очень стимулирующим был визит Владимира Владимировича Путина в Пермь. Мы ведь тогда действительно собрали весь кластер, сами смогли увидеть, какой хороший пазл складывается. Теперь надо его только развивать.

Если вернуться к условно «большой» экономике. Сегодня на территории края есть сразу несколько крупных предприятий, испытывающих трудности: «Мотовилихинские заводы», «Александровский машзавод», свинокомплекс «Пермский» и т. д. Как видит краевая власть механизмы взаимодействия с предприятиями в таких ситуациях?

Нужно разгребать, заниматься… Самая простая ситуация с «Мотовилихинскими заводами». Пред‑ приятие входит в «Ростех», является очень важным для корпорации. Руководство «Ростеха» имеет план, ресурсы, понимание, как двигаться дальше. Мы встречаемся раз в месяц, я обозначаю вопросы, на которые прошу обратить повышенное внимание. В общем, работа идет. С заводом имени Дзержинского дела обстоят сложнее. Он находится в процедуре банкротства, и, на мой взгляд, главная задача – «затащить» завод в периметр «Ростеха». Это логично с точки зрения кооперации и номенклатуры продукции. Соответствующие переговоры ведутся. Большие сложности со свинокомплексом «Пермский». Инвестор, пришедший на предприятие, все взятые обязательства не выполняет. И, на наш взгляд, не только по объективным причинам. Мы считаем, что часть долгов свинокомплекса имеет не до конца понятное происхождение. Если бы не они, предприятие могло нормально развиваться. Но сейчас это как вирус, который поразил организм. Необходимо лечить. Свинокомплекс вошел в процедуру управляемого банкротства, что позволит сохранить рабочие места, поголовье и т. д. Это положительный момент для предприятия, но следующие вопросы на повестке – стратегические. Рынок свинины сегодня переживает непростые времена, в стране заработало несколько крупных заводов, и предприятия, которые не провели модернизацию оборудования, вынуждены закрываться. С другой стороны, неожиданно помощником выступила эпидемия АЧС (африканской чумы свиней). В общем, здесь ситуация, которой нужно предметно заниматься, и мы это делаем. Что касается «Александровского машзавода», с моей точки зрения, там сложился кризис доверия по отношению к собственникам и менеджменту. Ведь потребители продукции АМЗ есть, рынок, как говорится, под боком. В общем, все проблемные точки известны, у края есть позиция по этим ситуациям. Другое дело, что не везде все можно сразу решить, ведь есть вопросы законодательства, полномочий. Но занимаемся, работаем. Все‑таки промышленный блок – один из сильнейших в правительстве.

То есть на сегодня кадровый состав этого блока Правительства вас устраивает?

В целом да. Другое дело, что задачи меняются, нужно постоянно развиваться, нельзя стоять на месте. Если мы хотим, чтобы министерства работали эффективно, то должны укрепляться с разных точек зрения – ресурсно, кадрово, финансово. Очень многое зависит от координационной функции правительства. Если посмотреть на регионы, где добились существенных результатов в этой сфере, то они не стесняются иметь мощные министерства промышленности и экономики. Правительство должно работать в тесном контакте с предприятиями, где‑то выступать помощником, где‑то посредником. К тому же здесь реально стоят очень мощные задачи.

Судя по всему, одним из важнейших направлений станет сотрудничество с «Газпромом»?

Совершенно верно. Не случайно на Газовый форум мы ездили большой делегацией, ведь пре‑ красно знаем объем заказов «Газпрома». Сейчас отрабатываем технологию, как попадать в число подрядчиков. В «Газпроме» это целая процедура – создание прототипов, проведение исследований, один этап отбора здесь, следующий – в Санкт-Петербурге, итоговая комиссия, сертификация. И я чувствую интерес со стороны компании, речь совсем не о политической поддержке на уровне лозунгов. Общался с председателем правления Алексеем Борисовичем Миллером, он погружен в тему, проводили переговоры с Виталием Анатольевичем Маркеловым – также глубоко в проблематике. В общем, будем активно привлекать их в край, показывать потенциал. Постараемся организовать Дни «Газпрома» в Пермском крае, покажем новые заводы в Чайковском и Чусовом, постараемся в Пермь новые заказы привлечь. Очень важное направление!

Лоббизм интересов региональной промышленности в федеральных компаниях – один из основных приоритетов?

Конечно. Это и «Газпром», и энергетики (МРСК, «Россети» и т. д.), и «ЛУКОЙЛ». О нефтяниках меньше говорим, потому что механизм здесь уже отстроен, и Вагит Юсуфович Алекперов знает Пермский край не хуже нас с вами, естественно, «ЛУКОЙЛ» для региона крайне важен. Здесь есть еще один момент. Нужно, чтобы на крупных проектах по максимуму работали региональные подрядчики. Например, сейчас одним из генподрядчиков на строительстве нового завода «Метафракса» будет «УралЭнергоСтрой» из Добрянки. Это очень хорошо для края. Еще одна задача состоит в том, чтобы все, кто за‑ ходит в Прикамье, регистрировали свои обособленные подразделения здесь, тем самым платя налоги в Пермском крае. Кстати, пользуясь случаем, хочу обратиться к руководству предприятий, кто привлекает работников из других регионов. Коллеги, призываю оформлять медицинские полисы сотрудников в крае. Тогда в нашу систему здравоохранения поступают федеральные деньги. Это существенно для Прикамья. А в противном случае эту нагрузку несем мы.

Ведутся ли сегодня переговоры о запуске в крае проектов с компаниями, которые пока не присутствуют в регионе?

Конечно, переговоры ведем. Знаете, новые игроки – конечно, хорошо, но главное, чтобы действующие предприятия хорошо себя чувствовали и развивались. Я здесь сторонник подхода: лучше синица в руках, чем журавль в небе. К тому же в Пермском крае синица такая мощная, что всем синицам синица. А по поводу журавля: безусловно, новые предприятия – это здорово, и сегодня интерес к региону есть. Но посмотрите, сколько у нас в крае предприятий с хорошим потенциалом. Мы привыкли говорить о самых крупных, но ведь среди компаний условно второго-третьего ряда много очень успешных. С ними нужна кропотливая текущая работа. Если одно покажет рост на 10%, другое, тогда промышленное производства во всем Прикамье вырастет на 2‑3% в год. А 5‑6 лет такой динамики – и мы получим совсем другую экономику.