Размер шрифта: а а а
Цвет сайта: ц ц ц
Изображения: Выкл. Вкл.
Все стенограммы

Стенограмма лекции губернатора М.Г. Решетникова студентам пермских вузов. 19 декабря 2017 г.

19 Декабря 2017
Поделиться
Коллеги, у нас заявлен формат лекции, но я понимаю, что наибольший интерес, как для вас, так и для меня, представляет, наверное, формат общения. Формально наше мероприятия называется «Лекция по экономике». Поэтому в начале мы с вами не много поговорим про экономику, я дам свои оценки ключевым факторам ее развития, думаю, что вам эта информация будет интересна. Затем из часа, который у нас есть, постараюсь выделить 30 минут на свободное общение. Учитывая, что экономистов в аудитории нет, постараюсь сильно не «умничать» и рассказывать проще и понятнее.

Экономика Пермского края, также, как и экономика России в целом, очень зависит от внешних факторов. Ключевыми из которых, помимо внешнеполитических и санкционных ограничений, традиционно были цены на сырье.

Для Пермского края, ключевым фактором, в дополнение к основному индикатору – стоимости нефти и газа, является цена на калийные удобрения. Основные показатели сейчас выведены на экран: как было, ситуация сейчас и прогноз на будущее.

В целом, когда говорится о сырьевой конъюнктуре, на сегодняшний момент она находится на очень не плохих уровнях.

Если сравнивать с определенным прошлым, то, конечно, мы видим снижение. Видим снижение цен на нефть. Не так давно цена на нефть была 100 долларов и выше, сейчас опустилась до 50+, а в прогноз закладывают 42-44. Но на самом деле все эти уровни цен являются вполне «рабочими».

Если мы исторически возьмем цену на нефть, к примеру, 98 года, когда произошли очень драматические, с точки зрения экономики, события. И если переведем ее в текущие цены, то эта стоимость нефти будет находится в районе 20 долларов за баррель, может быть, чуть выше. На сегодняшний день мы вообще видим 55. Но даже и 50, и 45 – все это нормальные рабочие уровни, при которых, в принципе, наша экономика может развиваться.

Применительно к Пермскому краю есть особенность, потому что цена на калийные удобрения – это свой рынок, который не привязан к ценам на энергоносители. И на сегодняшний момент цены на калийные удобрения находятся на крайне низком уровне. И на самом деле, в историческом плане, наверное, на самом низком уровне.

Если кто-то помнит, был период, когда продавались крупные участки калийных солей в районе Березников. Тогда было проведено 3 аукциона по продаже крупных участков, которые в совокупности были проданы за 2 млрд. долларов. На тот момент - 55 млрд рублей. Тогда, цена за калийные удобрения достигала 1000 долларов за 1 тонну. На сегодняшний момент цена составляет в районе 220-230 долларов за тонну и это, в принципе, считается уже не плохой ценой, потому что это «не много выше дна».

Но сами понимаете, какой разрыв между 1000 и 200 долларов за тонну. Почему это так важно? У нас один из ключевых налогов в крае – это налог на прибыль. И как вы понимаете, учитывая, что у калийщиков объем добычи составляет 10 млн тонн, если мы сравним стоимость в 1000 и 230 долларов за тонну, то разница в цене получается очень существенной — десятки миллионов долларов.

Поэтому эта разница очень значима для получения доходов именно в бюджет края. Потому что с этих прибылей, платиться налог на прибыль, который является основным для края. Поэтому то, что на сегодняшний момент, цена на калийные удобрения находится на такой крайне низком уровне, вместе с рядом факторов по калийной отрасли, связанных с потерей рудников, с большими долговой нагрузкой в долларовом выражении, приводит к тому что край на сегодняшний момент, существенно недополучает налога на прибыль. И та бюджетная ситуация, которая у нас сейчас есть, во многом вызвана вот этой частью, связанной с калийными удобрениями.

То, что является важным с макроэкономической точки зрения – средне номинальный курс доллара США. Все вы это чувствуете и понимаете. На графике вы видите динамику среднегодовой инфляции.

Я не знаю, все ли это почувствовали, и все ли это понимают, но для экономистов и управленцев на сегодняшний день, крайне значимым является то, что мы входим в период низкой инфляции.

Причем понятие низкой инфляции постоянно меняется в сторону снижения. Если недавно мы считали, что инфляция 5-6% - это достижимый уровень. Потом вы знаете, это таргет минэкономразвития и центрального банка – составил 4%. Сейчас мы этот таргет уже пробили и движемся вниз. И последняя оценка среднегодовой инфляции уже выходит на уровень ниже 3%.

Это создает для нас определенную проблему при формировании и исполнении бюджета. Потому что все: и регионы РФ, и муниципалитеты, традиционно жили в условиях достаточно высокой инфляции. А что это значит? Это значит, что когда инфляция 5-6%, а лучше еще 10-11% в год, то и доходы автоматически на 10-11% увеличатся. И дальше ты можешь вполне спокойно и расслабленно принимать решения: кому и какие расходы будет возможность проиндексировать. Насколько будут проиндексированы коммунальные платежи в структуре расходов, насколько будет повышена заработная плата, какай часть будет выделена на инвестиции и т.д.

Более того, особенно было хорошо, когда при достаточно высокой инфляции еще экономика показывала рост. Иными словам, инфляция была, к примеру, 7%, и плюс 3-4% составлял рост экономики. В результате рост доходов составлял около 11% - это очень комфортный уровень для принятия решений.

Сейчас мы вошли в абсолютно другую ситуацию. На сегодняшний момент у нас инфляция – 3, максимум 4%. Экономический рост 1-2%. И мы на выходе имеем +/- 5% увеличения дохода бюджета.

При этом, когда мы в этом году принимали бюджет на 2018, 2019, 2020-е гг, у нас что получилось? У нас есть ряд расходов бюджета, которые растут автоматически. То есть вне зависимости от того, какие решения мы принимаем.

Например, у нас финансирование школ и садиков переведено на нормативно-подушевой принцип. Иными словами, ребенок пошел в школу, автоматически школа получила определенный объем средств. А демография у нас идет в плюс в последние годы, как вы знаете. В результате у нас автоматический рост расходов бюджета на образование, ко всему объему расходов бюджета, составил 1%. Вот мы ни одного решения не приняли, не проиндексировали ни один норматив. А у нас уже 1% из прироста наших доходов оказался съеденным.

Российская Федерация проиндексировала расходы на здравоохранение в системе ОМС. На 8% вырос тариф в системе ОМС. Учитывая то, что бюджет Пермского края платит за неработающее население, к примеру, за вас, студентов, порядок сумм составляет примерно 17 тыс. рублей за каждого. Индексация автоматически увеличила расходы бюджета на 1,1 процентных пункта.

Таким образом, у нас 2% расходов уже ушло.

Далее, у нас стоит автоматическая индексация расходов на социальные пособия. Мы проиндексировали на 5% социальные расходы с запасом. У нас 0,6% пункта еще в расходам прибавилось. И ряд еще таких статей есть.

В результате мы из 5% нашего инерционного роста доходов, 4% потратили на автоматические расходы, которые не зависят от наших решений.

В результате у нас условно зона принятия решений по бюджету в ближайшее время, существенно снижается. И будет измеряться там 1-2-3%. Все зависит от того, меняем ли мы систему налогообложения, и как меняются федеральные трансферты.

Это я говорю к тому, что мы сейчас перешли в режим низкой инфляции. И эта низкая инфляция ставит перед нами достаточно серьезные задачи.

Еще один важный фактор для развития экономики, а мы идем именно по внешним факторам сейчас, ситуация на финансовых рынках.

Синий график – это номинальные процентные ставки по кредитам. В целом, мы видим, что номинальные ставки находятся на минимальном уровне за все последние годы. При этом реальная процентная ставка находится на уровне, которых никогда не было (реальная ставка - это разница номинальной ставкой и инфляцией). За счет того, что инфляция снизилась, сейчас ставка находится на уровне более 8% и является на этих уровнях крайней затруднительной, я бы даже сказал - запретительной, для инвестиционного процесса. Хотя конечно, многие предприятия, тем не менее, этим пытаются пользоваться.

По динамике кредитов, выданных предприятиям края. Здесь мы видим, что если в 2014 году объем кредитования почти в 2,4 раза превышал объем 2010 года. Но в 2015 году мы рухнули относительно уровня 2010 года на 10%. И к 2016 году произошло восстановление.

Сегодня только смотрел цифры – 3 квартал 2017 года, по отношению к 3 кварталу 2016 года - плюс 40%. То есть в общем и целом, не смотря натакие реально высокие ставки, бизнес пытается найти возможности привлекать и инвестировать.

Конечно, когда мы добьемся снижения реальной ставки хотя бы до уровня +5%, я думаю, что в будущем нас ждет существенный рост инвестиций.

Экспорт товаров – здесь те вопросы, о которых я уже говорил. Для понимания, в структуре товарного экспорта Пермского края, у нас 47% занимают удобрения и 25% - нефтепродукты, то есть это переработка ПНОСа. Также значимым сектором является органическая химия, продукты нефтепереработки, продукция СИБУРа и отчасти продукция «Метафракса». То, что является итогом переработки газа, и то, что в крае весьма и весьма развито.

В оставшихся 20 процентах, здесь информация не представлена, в этой части большой удельный весь занимает спецпродукция, хотя она не вся по номенклатуре края проходит. И бумага – продукция «Соликамскбумпрома» и ряда наших деревообрабатывающих предприятий, которые имеют доступ на внешние рынки.

Соответственно, индекс промышленного производства также показан накопленным итогом с 2010 г. Если вы видите, верхний график – рост добычи полезных ископаемых (+40% к уровню 2006 г). Обрабатывающие производства достаточно долго, скажем так, «топтались на месте», даже была определенная просадка. Но здесь не представлены данные за 2017 г. К 2018 г экономика края показывает очень хороший рост. При этом, обрабатывающие производства растут уровнем более 5%. А добыча как раз стагнирует, вследствие тех обязательств, которые РФ на себя взяла в плане сокращения экспорта нефти. И вы понимаете, что на Пермский край определенная часть этих ограничений тоже легла. И «ЛУКОЙЛ» в данном случае не наращивает добычу так, как он мог бы это делать.

А обработка у нас достаточно активно растет. И еще одним нюансом является рост производства и электроэнергии газа и воды. В этом году мы растем на уровне более 11%. Это связано с 2 факторами:

Первое. В прошлом году ряд наших мощностей стоял на ремонтах.

Второе. В этом году мы запустили четвертый энергоблок на Пермской ГРЭС в Добрянке. В результате чего, Пермская ГРЭС вошла в пятерку самых крупных станций страны.

Что еще важно?

Следующая тема, связанная с финансовым положением предприятий, здесь вы видите оранжевую черту, это прибыль прибыльных организаций к 2006 году. Для понимания инфляции – нижняя оценка – это уровень инфляции.

То есть мы видим, что прибыль прибыльных организаций крайне не стабильна. Хотя, даже в условиях, когда калийщики нам реально не платят, на сегодняшний момент мы находимся на не плохом уровне и превышаем инфляцию. Но исторически конечно мы должны существенно опережать уровень инфляции. Кстати, уровень 2008 г это как раз пик, когда калийные удобрения стоили, те самые аномальные цифры, которые я называл.

Рынок труда.

Вы видите на графике темпы роста заработных плат. Вы видите темпы роста инфляции.

В этом году, мы впервые за последние 3 года, если в 2015 и 2016 гг. темпы инфляции были существенно выше темпов роста заработных плат, на сегодняшний момент, инфляция просела до + 3,1% (за 10 месяцев) там 2,9% было за 11 месяцев. Зарплата 5,2%.

При этом важно сказать, что примерно на такой же процент у нас растет и налог на доходы на физических лиц. Поэтому хорошо, что эти 2 показателя между собой коррелируют. Иначе можно было бы говорить о том, что зарплаты уходят в тень. И на сегодняшний момент мы этот процесс регулируем.

Здесь приведена структура занятых в экономике. В общем, и целом можно поговорить отдельно по каждому сектору. Но для чего я здесь попросил коллег помочь мне, и вывести 2 показателя.

Внутренний сектор - это численность работающих, внешний сектор – это фонды оплаты труда в экономике.

Для того, чтобы у вас было примерное понимание, там, где у нас, доля численности занятых больше, чем фонд оплаты труда, мы понимаем, что это значит, что у них зарплата меньше среднего. Там, где у нас доля занятых меньше численности ФОТа, значит заработная плата - высокая.

Почему это важно? В общем и целом, заработная плата в большинстве случаев, это мерило производительности в экономике. Соответственно в тех отраслях, где существует большой дисбаланс между занятыми и ФОТом, то есть заработная плата достаточно низкая. Это значит, что эти рабочие места, во-первых, не очень привлекательны для специалистов. Второе - эти отрасли рано или поздно будут вынуждены войти в процессы роста производительности труда. И там будет происходить какое-то перевооружение или изменение процессов. И перспективы роста заработной платы там связаны именно с этими процессами. Я не знаю, нужно ли проходить и рассказывать про каждую отрасль в крае. Но в общем и целом могу дать обзор в каждой сфере, что и где происходит, какие процессы. Давайте посоветуемся, нужно ли тратить на это время или мы перейдем к обсуждению – что будет происходить в тех сферах, где вы планируете работать? Готовы перейти к вопросам?

Вопрос 1. Дмитрий, ПГНИУ, экономический факультет.

Максим Геннадьевич, какие у вас основные прогнозы по тем показателям, которые были представлены, на ближайшие год-два?

Ответ: На год-два сложно прогнозировать. Проще на 10 лет. Смотря о каких параметрах мы говорим.

Если говорить о более длительном периоде. Я считаю, что ключевой для нас для всех показатель – заработная плата в экономике, он в принципе будет поддерживаться в реальном выражении на положительных уровнях.

Почему? Потому что нас в ближайшие годы ждет рынок работника, а не работодателя. Вы знаете, прекрасно ситуацию с демографией. Мы сейчас входим в период демографической ямы. Когда у нас число выходящих на пенсию, больше числа тех, кто выходит на рынок труда. То есть численность населения в трудоспособном возрасте падает и падает ощутимо. Это значит, что в общем и целом у работодателей будет дефицит. Но ситуация для тех сфер которые как раз производительность труда ниже, для них она будет несколько сложнее.

Другими словами, если к химикам, нефтяникам, калийщикам и в сферу госуправления люди будут идти, потому что там высокие заработные платы. То те сферы, где заработные платы существенно ниже средних по экономике: с/х, лесное хозяйство - там, конечно, стратегически предприятию будет не просто найти работников. И во многом именно с этим связан процесс техперевооружения, который там будет происходить. Вот последние животноводческие фермы, которые сейчас вводятся, там производительность труда в десятки раз выше чем у старых ферм. Вводится беспривязное содержание, новые технологии и т.д. Там изначально просто нужно меньше людей. Если старые фермы – это сотни человек, то при сопоставимом поголовье, новые фермы – это уже десятки человек. Поэтому этот процесс будет происходить.

Еще один важный показатель, здесь нет этого графика, - это объем инвестиций в экономику. Это очень важный показатель. В ближайшие годы уровень инвестиций в крае будет высок, по-прежнему. Но он может снизиться относительно тех параметров, которые есть. Почему? Потому что ряд крупных проектов будут закончены.

Например, заканчивается строительство и идет поэтапный ввод нового рудника «Еврохима». «Еврохим» – это новый калийный рудник, который построен в Березниках, с объемом выпуска в 3 млн. тонн. Это очень много. Объем инвестиций в этот преокт составил 110 млрд. рублей. Закончен проект на Пермской ГРЭС. Там объем инвестиций был в районе 30 млрд. руб.

Но запустятся 2 новых очень крупных проекта. «Метафракс» запускает большой проект по строительству завода на 40 млрд. рублей. Из крупных объектов - Уралкалий планирует новый рудник строить. Там объем инвестиций составляет десятки миллиардов рублей. Это связано с тем, что новый рудник «садится» на те же фабрики и инфраструктуру.

Из крупных проектов, у сейчас затормозилось строительство ЦБК «Кама». Там потенциальный объем инвестиций составлял 30 млрд. рублей. Сейчас этот проект мы пытаемся разморозить.

И еще ряд крупных проектов находятся не в очень понятном состоянии. Поэтому я не исключаю, что объем инвестиций несколько снизится.

Ну и, наверное, тот параметр, который нас должен заботить в большей степени – это зарплата и доходы бюджета. Потому что инвестиции и объем промышленного производства - параметры абстрактные. Но важно отметить, что объем промышленного производства, дальше будет только расти. Потому что новые предприятия, которые проинвестированы, будут запускаться и будут давать очень большой рост промышленного производства. Но для нас ключевое значение будет иметь заработная плата и доходы бюджета. Потому что бюджет – это то, от чего мы так или иначе зависим. От этого зависит строительство дорог, благоустройство дворов, расходы на здравоохранение и т.д.

По бюджету я уже сказал, что нас ждет не очень понятная ситуация. Потому что бюджеты будут расти. Мы закладываем 5-6%, но на будущий год заложили больше, с учетом тех мер налоговой политики, которые мы сделали. Но опять: в плюс – мы улучшаем налоговое администрирование, какие-то новые налоги вводим. Минус – федеральный бюджет меняет правила распределения средств и у нас наследующий год минус 2 млрд рублей из краевого бюджета выпадает. Поэтому мы ищем какой-то баланс ищем между всеми этими вопросами.

Вопрос 2. Максим, студент Пермского ПГНИПУ

Максим Геннадьевич, планируется ли в Пермском крае регулярно действующая площадка для общения органов власти и студентов, как в этом году Молодежный форум совместно с проведение марафона?

Ответ: Мы планируем проведение молодежных форумов, как тогда и договаривались на форуме. Мы делаем раз в полгода. Мы планируем зимнюю сессию 22-23 февраля 2018 г. Но марафона я вам 22 февраля обещать не могу.

Важно не просто проведение форума, важна работа между форумами. Мы договорились выделить площадку, сформировать рабочую группу и важно, чтобы в этих группах работа тоже шла. Мы ждем инициативы от молодежи. То есть проводим молодежный форум не по заказу администрации губернатора, правительства, кого-то из депутатов. А мы проводим по заказу молодежи и для молодежи. Поэтому формирование повестки, площадок, спикеров, все это хотелось бы услышать от вас. Поэтому в данном случае мы на вас и будем ориентироваться.

Вопрос 3. Юлия, студента ПГМУ

Мне интересно услышать Ваше мнение по-поводу открытия и возобновления работы военных кафедр в университетах Пермского края. Как вы к этому относитесь?

Ответ: Я, честно говоря, не очень погрузился в этот вопрос. Знаю, что такой вопрос есть. Знаю, что есть позиция по этому вопросу у Минобороны по сокращению числа кафедр. И они очень жестко смотрят за тем числом кафедр, которые есть в вузах.

Ну давайте посмотрим, в каких вузах каких кафедр не хватает, мы поговорим с Минобороны, посмотрим их критерии. Насколько есть возможности открыть кафедры. А система осталась такая? Если ты закончил вуз и поступил в аспирантуру, то дают продление?

Мы проработаем, но я обещать не буду. Так как тема очень сложная и позиция у Минобороны здесь очень жесткая.

Вопрос 4. Юлия, студентка Высшей школы экономики

Скажите, пожалуйста, как вы видите место развитие вузов в системе пермского информационного цифрового кластера. Как цифровая экономика будет реализовываться именно в гуманитарной сфере?

Ответ: Давайте сначала по вузам и ИТ. В принципе, весь ИТ кластер растет вокруг вузов. Если говорить про мой родной университет, то вокруг мехмата и отдельных кафедр эконома и физфака. Если говорить о политехе, то там даже больший набор кафедр, что так или иначе связано с экономикой. Вышка там бизнес информатика и т.д.

Мы исходим из того, что для динамичного развития ИТ кластера нам нужен избыток специалистов. Перевыпуск специалистов. Более того, в сфера ИТ особенность такая - безработицы в этом сегменте нет. Есть фриланс. Есть запросы по заработной плате, которая у ИТ-тишников всегда аномально высокие, я бы так мягко сказал. Но в любом случае, они все так или иначе могут найти работу и устроиться. И у нас в крае достаточно много работодателей, небольшие компании которых выросли в игроков национального уровня. Поэтому здесь нам нужно всячески стимулировать развитием этих кафедр, чтобы выпуск специалистов в осуществлялся большем объеме и опережал спрос.

Когда здесь был В.В. Путин в сентябре, здесь было базовое совещание по ИТ сектору и ИТ кластеру, и он очень удивился, когда мы сказали, что ЙТ специальности финансируются по самому низкому нормативу. Сейчас их финансируют по принципу – нужна ручка, бумага и электроэнергия для компьютера. А то, что нужны суперкомпьютеры, то что нужно иметь доступ к лучшим библиотекам, то что было бы не плохо слушать лекции профессоров Кембриджа и Оксфорда по этой теме – все это не учитывается. Этого в наших нормативах нет, и считается, что этого нашим специалистам не надо. Президент РФ по итогам совещания дал поручение пересмотреть эту ситуацию. И с Минобром как-то пытаемся двигаться.

Что касается темы ИТ в гуманитарных сферах – не простой вопрос. Это как раз гуманитариям вызов - как встроиться. Думаю, что искусственный интеллект юристов не скоро заменит, особенно с нашим законодательством. Но все равно какие-то способы и взаимодействия на основе нейро искусственного интеллекта надо искать.

С другой стороны, давайте тоже поймем, что развитие ИТ-ишных дел требует совершенно другого дизайна. Коллеги, кто занимается сферой искусств там большая ниша для них. Другое дело, что там совсем другие способы реализации, там нужно обладать какими-то иными технологиями. Но пространство там большое, и спрос большой, и зарплата хорошая. Сам знаю, как сложно найти хорошую команду дизайнеров для оформления. Очень сложно. И в Москве то было не просто, а в Перми еще сложнее. А это ведь бы тоже казалось, сфера гуманитарная, где требуется элементарное чувство вкуса.

Вопрос 5. Дмитрий, студент ПГНИПУ.

Планируется ли индексация бюджетникам в наиболее важных для жизни сферах – учителя, врачи и т.д. И какая планируется динамика этой индексации на 2-3 года?

Меня волнует сфера малого бизнеса. Какие работают программы по так скажем развитию и поддержанию данной сферы?

Что будет с футбольным клубом «Амкар»? нас как болельщиков – это все интересует. Тема насущная.

Ответ: Дмитрий, я так понимаю, вы стоите на выборе куда пойти – в бюджетную сферу или в малое предпринимательство. Но в крайнем случае, в болельщики к «Амкару».

По бюджетникам. Изменились механизмы финансирования бюджет сферы. Мы не финансируем теперь заработную плату врачам учителей напрямую. У нас есть норматив. Например, норматив финансирования одного ученика в школе. Он отличается по возрастам, в зависимости от учебной нагрузки и т.д., и мы эти деньги доводим школам. Дальше - какая будет заработная плата, какая индексация, определяет по большому счету директор школы. Поэтому, если мы говорим об индексации норматива, то в связи с теми обстоятельствами по бюджету о которых я сказал, индексация норматива не предусмотрена. Но при этом образование получает средств больше. Потому что растет контингент учащихся, и в совокупности образование получает около 3% бюджета, что в принципе сопоставимо с уровнем инфляции.

А дальше уже все зависит от того, как директор организует внутри бюджетный процесс. Прямо скажем, уровень заработной платы напрямую и зависит от размера учреждения. У нас есть крупные учреждения, где есть небольшой эффективный управленческий персонал: директор, несколько замов, которые все организуют, бухгалтер на аутсорсинге, а все остальные средства уходят на оплату уже учителей.

А есть маленькие школы и маленькие учреждения, не всегда в сельской местности. Когда у директора есть 10 замов. И в таких школах мы с удивлением обнаруживаем, что заработная плата у учителей, ни на десятки процентов, а иногда и в разы ниже, чем в соседних школах. Поэтому вопрос динамики и уровня заработной платы зависит от экономики учреждения и от того, каким образом построена сама структура этого учреждения.

Потому что конечно, как правило, чем больше учреждение, тем больше заработная плата персонала, и тем лучше оно управляется. Даже в силу естественных причин. Не то, что директор плохой и у него много замов, требования очень высокие. Так как директор должен соблюдать 44 закон по закупкам. Должен содержать бюджетное имущество, вести бухучет и финансы и т.д.

Что касается медицины, то там ситуация чуть иная. Вы знаете, что там есть часть, которая входит в ОМС. А есть та часть, которая напрямую финансируется из бюджета – специфические направления: туберкулез, наркология и т.д. Та часть, что входит в систему ОМС, в следующем году получит достаточно большую индексацию. Другой момент – вопрос кто конкретно получит индексацию. Будем ли мы в равной степени индексировать стационары и поликлиники? И по каким направлениям? Будем ли мы в опережающем порядке финансировать хирургию, терапию и т.д.

Это вопросы, которые сейчас обсуждаются, но уже понятно, что поликлиники точно получат значительно больше средств, потому что все последние годы они были недофинансированы. У нас гигантские проблемы с финансированием, с привлечением в поликлиники терапевтов, а в особенности узких специалистов. И в особенно на селе и в отдаленных территориях.

Поэтому ситуация будет выглядеть в ближайшее время очень разнонаправленно. Единой политики, что всем индексируем все на 4, 5 или 10 процентов, такого уже нет и не будет. Будут приниматься такие решения в зависимости от того, каким сферам, каким направлениям мы хотим отдать приоритет. И в случае даже если объем финансирование не увеличивается, у учреждения, за счет эффективной работы, всегда есть возможность повысить заработную плату. Но все вы понимаете, что уровень заработной платы зависит от нагрузки, все мы работаем разный объем времени и получаем разную зарплату. Это что касается бюджетной сферы.

Второй момент, то, что касается малого бизнеса. Конечно, у края и в Российской Федерации есть определенный набор программ по малому бизнесу. Как правило он касается 2 направлений. Первое - это вовлечение людей в бизнес, то есть объяснить правила, помочь где-то финансово на первых этапах, что-то гарантировать и т.д.

Вторая часть – это инновационные сферы, промышленные сферы. Там есть специальный фонд поддержки промышленности, и на федеральном, и на краевом уровне. Эти меры поддержки для тех предприятий, которые уже поднялись, но продолжают развиваться и хотят развиваться в промышленности, получают кредиты с чуть более льготными ставками и другим обеспечением.

Все остальное - ведение предпринимательской деятельности на свой страх и риск. Государство здесь чем должно заниматься? Держать барьеры, чтобы чиновники своими требованиями не мешали бизнесу развиваться, а также регулировать налоговую политику. У нас сейчас уровень налогообложения для предпринимателей, которые начинают ведение бизнеса, в общем и целом очень низкий. Один из самых низких. Если мы не берем вопросы, связанные с налогообложением оплаты труда. Оплата труда – мы сильно проигрываем всем другим, скажем так, юрисдикциям, которые по конкурентоспособности ближе. Потому что вы знаете, у нас с каждого рубля заработной платы работодатель отдает 13 копеек налога, 30% ЕСН, и 18% НДС.

У нас в результате очень высокий уровень оплаты труда. Если ты работаешь как предприниматель, у тебя доходы минус расходы, разница 15% и не видно 1% оплаты труда. Или есть упрощенка 6%, или для каких-то видов деятельности в крае у нас введена патентная система. Или есть вообще единый налог на вмененный доход. Поэтому с предпринимательской точки зрения, с налогами проблем нет. Если конечно ты не ЙТ-тишник и не содержишь много дорогих программистов. Тогда это реальная проблема и, к сожалению, этот отток и давление есть. Потому что другие регионы, там где есть свободные экономические зоны, там соцналог снижается с 30 до 7 процентов и это важный фактор. Коллеги, которые в Пермском крае работают, говорят, что их целенаправленно переманивают в Калининград. Я отвечаю – мы можем предложить Чусовой. У нас там есть свободная экономическая зона, но она ограничена именно г. Чусовым, то есть в Перми мы такое не можем обеспечить. Эти проблемы есть, но это полбеды.

Большая беда - за них конкурирует Белоруссия, Восточная Европа и т.д. Иными словами, предпринимательство – всегда надо пробовать и пытаться.

Я общаюсь, с начинающими предпринимателями, проблемы как правило связаны с предпринимательскими вопросами: сбытом, получением кредита, с тем что залоговые кредиты достаточно высоки. Вот эти проблемы.

Ну и по «Амкару» вопрос. Здесь во многом все зависит от собственника. Дело в том, что мы «Амкар» финансируем 50 на 50. 50% должны дать собственники, 50 – дает край. Сейчас собственники должны определиться с источниками финансирования, которые они найдут. Если найдут, или хотя бы продекларируют – будет финансирование, если нет – тогда вопросы есть.

В любом случае, мы в стадии переговоров находимся. Смотрим, помогаем. Но крупный бизнес не хочет финансировать профессиональный спорт. Я много переговоров провел, уговариваю, прошу и т.д.

Но получаю ответ: «скажи сколько денег надо, мы театр поддержим, в детский спорт вложим». И неизменно задают вопрос – а сколько пермяков играет в «Амкаре»? К сожалению, даже в запасном составе 1-2 человека, и то они не играют. И это – аргумент. Более того, а сколько россиян играет? И тоже начинаем считать и понимаем, что мало.

Мы должны понимать, что расходы на спорт – это преимущественно расходы на профессиональный спорт. А где массовый то спорт? Где школы спортивные? Это то, о чем мы будем думать в первую очередь.

Вопрос 6. Георгий, студент ПГИК

У нас богатейший край в плане истории и культуры. Планируете ли как-то привлекать инвесторов именно в развитие туристской привлекательности. Есть ли тут какие-то идеи и проекты?

Ответ: Тема туризма - она очень актуальна. Буквально сегодня какие-то наметки обсуждались. На следующей неделе будет проведено заседание рабочей группы. Сейчас мы для себя сформулировали 3 ключевых направления в развитии:

Первое направление. Нам нужно создать турпродукты. Это то, что можно предложить туристу. По аналогии с зарубежными поездками. Когда мы идем в турагентство и нам предлагают продукт: билет, гостиницу, экскурсионное обслуживание, например. И мы понимаем внешние условия: если Турция - одно, Европа – другое и т.д. Нам нужно сформировать этот турпродукт.

К примеру, у нас есть мероприятия общероссийского и, я бы даже сказал, общемирового уровня. У нас проходит «Дягилевский фестиваль», который обладает очень большую известностью.

Является ли он турпродуктом? Нет.

Разбираемся в причинах: невозможно купить одновременно: приезд на «Дягилевские сезоны», хороший билет на закрытие и открытие и коцнерты фестиваля, номер в хорошей гостинице и авиабилет.

Пример прошлого года перед «Дягилевским фестивалем» во время не провели переговоры с «Аэрофолотом», не договорились об увеличении емкости пассажирских перевозок. Нужно было просто поставить самолеты с большим объемом пассажиропотока и с большим бизнес-классом. И все, у нас в Пермь было не прилететь. Поэтому нужно заранее все это планировать.

Гостиницы. Вы знаете, что у нас с свами нет ни одной реально даже 4-х звездочной гостиницы. У нас есть одна 4-х звездочная гостиница, но по отзывам, там не все гладко. Все остальные – трешки. Поэтому нам нужно «зацепить людей», чтобы если они прилетели на неделю, у них осталось желание остаться дольше.

Нам нужно несколько продуктов сделать по Перми, и несколько по территориям. Возможно, это будет 1-2 продукта, но комплексных, с посещением нескольких территорий.

Сегодня мы ведем переговоры о проведении съемок в следующем году фильма по «Сердцу Пармы» на территории края. Хотелось бы снимать в Чердыни, но снимать будут в Губахе. Так как в Чердыни нет гостиниц, разместиться негде. Они объехали весь край, смотрели натуры и выбрали Губаху. Сейчас обсуждаем тему съемок в Губахе. Понятно, что мы тоже хотим, хитрости закладываем, договариваемся. Мы найдем средства компенсировать им часть затрат, а они оставят для края все декорации. И мы там сделаем туристический парк. Плюс они передадут нам права на использование, костюмы, многое пытаемся заложить. Тогда у нас Губаха станет всесезонным туристическим центром. Зимой - снег и трасы, а летом – этот парк. Плюс вокруг Губахи, там есть отличный музей. И в совокупности Губаха и Кизел в совокупности дают понимание, что такое шахтерский край. Надо взять еще Горнозаводскую тему рядом, а также Чусовой, Лысьва.

Второй вариант – сердце Пармы: Чердынь, Пермь Великая – уже северная часть. В общем из всего надо собрать продукт.

Плюс Соликамск, которому 600 лет и который по насыщенности объектами не уступает Перми.

Плюс Березники. Кто-то был на провале в Березниках? Видели эти порванные дома? Это тоже туристический объект. Нельзя по домам ходить, но на определенных условиях присутствовать там можно. Нет ведь ситуации, чтобы земля из-под ног уходила, так все наблюдается и контролируется, поэтому понятно где и куда можно ходить.

Плюс на территории «Березниковского содового завода» и «Сода Хлората» есть старый заводской поселок с соответствующей архитектурой. Называется – маленькая Бельгия. Это заводская территория, но тоже ее можно открывать, приводить в порядок. И собственники тоже ходят и говорят – посмотрите какая красота. Только жаль, что все заброшено. У нас очень много мест, нужно только упаковать их в туристический продукт.

Вопрос 6. Александра, студентка Высшей школы экономики.

Планируется ли в городе создание культурного пространства, по типу пивзавода?

Ответ: Да такой проект есть, я думаю, что вы его и имеете в виду. Мы 3 недели назад закрыли сделку по покупке территории завода «Ремпутьмаш». Кто знает где это?

Я сам, когда увидел, удивился, какая у нас с вами есть территория в центре города, вокруг которой мы ходим. С одной стороны, мы подходим к этой территории с Разгуляя, кто знает, там лог дальше. С другой – мы видим эту территорию, когда находимся на речном вокзале, выходим на вокзал Пермь 1 и видим завод с красными зданиями.

С другой стороны, на открытках мы видим прекрасную церковь, к которой не подойти. Это не сама территория завода, это рядом. И эта территория как раз находится в долине реки Егошиха и вытянута дальше в сторону Мотовилихи. Там очень большие подвижные пути.

Производство «Ремпутьмаш» остается, там проводился ремонт техники для железной дороги, и оно будет перенесено. Мы договорились с железной дорогой выкупить все эти помещения, все эти здания. Всего там 9 га земли, 34 тысячи кв. м заводских корпусов. Из которых 22 000 – объекты культурного наследия. Построен в 1890-е годы. Понятно, что-то там достраивалось и перестраивалось, но сейчас – это прекрасная территория, которая позволяет сделать культурное пространство в логике винзавода и старых промышленных объектов. Сейчас думаем, чем его наполнить. Есть галерея, есть музей современного искусства, который тоже нужно обратно вытягивать. И в принципе еще остается большое выставочное пространство, где можно проводить выставки, конгрессы и т.д. Если посмотреть на карте, то территория завода «Ремпутьмаш» – это 3 больших крыла. И само собой просится сделать какое-то такое разделение.

Плюс один корпус есть чуть выше. Поэтому сейчас смотрим все эти проекты. Плюс есть идея во воссозданию Первогорода. В этом проекте было очень много интересных идей, в том числе воссоздать верхний пруд завода Егошихи. Будем смотреть, как там все расположить.

Главное – что мы получили этот проект в краевую собственность. Сейчас начинаем проектные работы. У нас есть 20 месяцев. Через 20 месяцев завод должен переехать на другие площадки, которые мы сейчас подбираем.

У нас уже с вами и Пермь 1 и Речной вокзал отреставрированы. Там сейчас развернута выставка «Россия – моя история». Всех приглашаю туда, правда очень интересная и насыщенная выставка, которая объединяет 4 блока: Рюриковичи, Романовы и 2 выставки по 20 веку.

Вопрос 7.

В Екатеринбурге есть волонтерский центр, и он сильнейший на Урале. В Перми идет какое-то развитие волонтерства?

Ответ: Мы недавно проводили большой форум по волонтерству. У нас считается, что есть очень сильные волонтерские инициативы и организации. Поэтому здесь я исхожу из того, что нам не только не надо с Екатеринбургом сравнивать, но и сравнение, что называется, в нашу пользу.

У нас действительно очень сильные волонтерские идеи.

Вопрос 8. Мария, студента ПГМУ.

В первую очередь, хочу поблагодарить вас, уважаемый Максим Геннадьевич за то, что ваши слова действительно обращаются в дело. Спасибо за то, что вы поддержали проект «Велопрогулка ПГМУ» и присоединились к нам 18 июня 2017 года. Есть ли возможность открыть в Перми межвузовский спортивно-оздоровительный центр?

Ответ: Тут вопрос в том, что мы понимаем под словом «центр». Если это строительство какого-нибудь большого спортивного объекта – то это нужно обсуждать, смотреть бюджет, как профинансировать и т.д.

Если имеется в виду некое объединение в плане студенческого спорта, оформляйте идею, давайте поддержим. Потому что я с удивлением узнал, что по этому году у нас проект для проекта «Студенческий клуб» денег было выделено больше, чем клубам надо было. Это очень странная ситуация. Так как, либо что-то в проекте не то, либо не все о нем знают. Поэтому давайте далее этот проект месте свами посмотрим.

Ну и помимо этого, сейчас в Медуниверситете по программе «Единой России» при поддержке края строится бассейн.

Вопрос 9. Семен, студент ПГНИПУ.

У нас недавно построили прекрасный аэропорт. Планируется ли построить новый ЖД вокзал? И еще есть вопрос по переносу железной дороги вдоль набережной. Этот вопрос в какой стадии?

Ответ: По ЖД вокзалу - сегодня ведется 2 независимых процесса. Первый процесс который зависит от нас, процесс градостроительный. В чем там сложность? Дело в том, что отчасти по территории грузового двора Транссиба, пройдет большая дорога, которая соединить ул. Строителей и улицу Стаханова.

Кто знает, будет въезд со стороны после Красавинского моста, сейчас он заходит туда и там останавливается. Дорога пойдет дальше. И она должна дойти до ЖД насыпи до ул. Стаханова. Соединиться там и пошел вот этот объект.

И сейчас зависит от нескольких моментов: какая будет ширина дорога, насколько мы ее заглубим, сколько полос на ней будет.

С другой стороны – там в любом случае предусмотрено строительство ЖД вокзала, совмещенного с автовокзалом. То есть автовокзал города планируется туда переносить. Плюс это все еще завязано на тот объем коммерческой недвижимости, который будет построен.

Изначально инвесторы, которые там есть, предложили нам строительство большого торгового центра. Но урбанисты все в один голос сказали, что нельзя в этом месте строить такой большой торговый центр. Мы сейчас пытаемся выработать приемлемые для всех градостроительные решения, так как такие крупные торговые объекты в центре города никогда не строятся. Здесь нам нужна нормальная городская среда, пусть там будет торговля, бизнес, что угодно. Главное, чтобы там была сетка улиц, были проезды и т.д. Сейчас проводим переговоры и в них ищем градостроительные решения.

А РЖД, со своей стороны, смотрят юридическое оформление этого процесса, потому что по факту не все оказалось дооформлено. Часть объекта находится в федеральной собственности и есть еще ряд сложностей.

Проект большой. Завязан на железную дорогу, на федеральное имущество, поэтому он очень тяжело собирается. Мы в общем много времени тратим на него, просто не публично работаем. Но времени потрачено очень много.

Что касается железной дороги. По этому вопросу есть большое движение. В том смысле, что эта идея убрать железную дорогу на участке от Мотовилихи до Перми 2 получила поддержку Президента РФ.

Цель этого проекта – дать возможность выхода города к реке, благоустройство большой территории набережной. И приспособление той территории, по которой сейчас идет железная дорога, под городские нужды.

Для транспортного сообщения, мы рассматриваем в этом направлении, если честно, ветку трамвая. Причем ветку трамвая с изменением всей планировки Перми 2.

В итоге получается, что уходит насыпь. Это дает возможность развития университету. И мы понимаем, что можем университет «тащить в город». Потому что сейчас он от города по факту отрезан. Появится новое пространство, в том числе, и для строительства новых корпусов, и других объектов. В том числе, сейчас обсуждаем с Университетом вопрос по общежитиям и т.д.

А сами трамваи есть идея вытащить на ул. Дзержинского, и мы запланировали дальше трамвайную линию вытащить на Парковый. Пока предусматриваем такое градостроительное деление.

Ну и понятно, что это будут трамваи, с другим подвижным составом. Мы планируем сделать очень современный трамвай, потому что по факту это даст нам возможность быстро добраться от Мотовилихи до Перми 2, так как практически не будет пересечения с уличной сетью.

С одной стороны, скорость будет не высокая, чтобы могли нормально организовать связь с набережной.

С другой стороны – доехать можно будет очень быстро, потому что не будет светофоров. Поэтому, как вы видите, какие-то вопросы прорабатываются уже сейчас.

Чего мы добились за это время?

Мы добились того, что сейчас РЖД включила проект строительства северного железнодорожного обхода в проектирование на 18 год. То есть для того, чтобы нам с вами иметь возможность «разрезать» эту железную дорогу, нам надо быть уверенными в том, что грузы с Соликамска и Березников будут гарантировано вывезены. А объем грузов большой, так как там растущий промузел: калийные соли, химия, бумага и т.д. Все эти грузы вывозятся на Транссиб. Соответственно, сейчас они все идут по дамбе КамГЭС. Но дамба КамГЭС мягко говоря, не очень новая, так как была построена в 1956 году.

Во-вторых, там сложная геометрия - прямой угол. Как следствие, очень низкая скорость прохождения поездов. И год и от года эту скорость еще снижают.

В результате, сейчас дамба этот объем грузов вывозит, но будущее под вопросом. Поэтому под эту перспективу, мы договорились о строительстве северного железнодорожного обхода. Это значит, что в районе Пальников будет мост через Каму, далее обход Орджоникидзевского района, и выход на станцию блочная, и дальше на «Транссиб».

РЖД проектирует в 2018 году, и, в принципе, они говорят, что если все нормально, то в 2019 году готовы начат строительство.

То есть мы на перспективу вопрос решили. Теперь нужно понять, состояние дамбы. Если в ближайшие 5 лет по дамбе никаких дополнительных ограничений введено не будет, то мы в принципе в 2018 году можем приступить к юридическим, а с 2019 года и физическим вопросам ликвидации этого движения.

Но уже сейчас мы ведем всю градостроительную проработку. Потому что вопрос не в том, чтобы что-то убрать. Вопрос в том, что на этом месте строить.

Но в любом случае, и завод «Ремпутьмаш», и вся эта территория она потихоньку складывается в единую картинку. А трамвай, получается, будет очень быстрой соединительной осью от Мотовилихи, где мы планируем строительство ТПУ. На этот ТПУ будет приходить пригородные электрички, затем быстрая пересадка на трамвай, и появляется возможность до Перми 2, или до паркового доехать очень быстро. Сейчас такая логика. Но повторюсь, все это требует проектирования и уточнения.

В чем проблема сейчас? Я услышал, что здесь есть представители строительного факультета Политеха, для вас информация. Такие проекты в Пермском крае давно не реализовывались. Да и в масштабах страны таких проектов не так много. Просто нет проектировщиков и градостроителей, которые готовы такой объем работ увязать. Это же не девятиэтажку во дворе воткнуть. Это сложные комплексные процессы, которые требуют знаний и в сфере градостроительства и экономике процессов.

Мы же не хотим, с вами все это на бюджет повесить? Мы же хотим привлечь каких-то инвесторов, построить жилье нового качества, новые культурные объекты и т.д. Чтобы это не было музеем под открытым небом. Вопрос сложный. Между прочим, это проект на десятилетия. Мы его запустим, и он этапами будет вводится. Все большая территория будет вовлекаться и т.д.

Поэтому, коллеги, кто интересуется, градостроительством, архитектурой, урбанистикой, вы тут точно можете состояться на этих проектах. А кто не занимается, повод – подумать об этом.

Вопрос 10. Марина, студентка ПГМУ.

Вы часто рассказываете о тех проблемах, которые есть сейчас в сфере здравоохранения. И меня интересует на каком этапе сейчас решение этих проблем?

Ответ: Я если начну отвечать сейчас на этот вопрос, я, наверное, все оставшееся время и даже больше, займу. Давайте, что сделаем, у меня под конец был вопрос – какие лекции и на какие темы вы дальше хотели бы послушать. Давайте, в качестве темы номер 1 мы заявим здравоохранение. И я тогда, правда не только с представителями Медакадемии, но и с представителями разных вузов, лекцию прочитаю.

Вопрос 11.

Молодежный форум был. Но не было секции по студенческому самоуправлению и политики для молодежи. У нас сейчас активная молодежь, хотелось бы еще дополнительную площадку сделать.

Ответ: Хорошо. У нас в университете есть даже профессиональная специализация, посвященная молодежной политике. Только давайте договоримся, что мы не будем увлекаться процессом управления молодежью. Я считаю, что вы все люди взрослые и сами можете справится. Важнее - обменяться опытом. А в фокусе, все-таки, реализация реальных проектов и инициатив.

Давайте последние 2 вопроса.

Вопрос 12. Максим, студент ПГНИПУ

Скажите, пожалуйста, какие проекты и инициативы вы ожидаете от студенческой молодежи?

Ответ: Хороший вопрос. У нас есть сейчас несколько направлений, где нам нужна свежая кровь, молодежь, их идеи и т.д.

Первое, как я уже сказал, что урбанистика и благоустройство. У нас не хватает проектировщиков. Начиная от вопросов грамотного благоустрйоства двора и согласования этого процесса с жителями, и заканчивая масштабными проектами, о которых речь шла выше.

Мы будем привлекать конечно, команды профессиональные. Но я, привлекая сюда любого специалиста, мирового или российского уровня, всегда пытаюсь включить условия, чтобы они работали с молодежью. Надо набрать подмастерьев с целью погрузить их в этот процесс. И это будет касаться всех направлений. По кино я раньше говорил, там уже проработан этот вопрос. Они готовы набирать группу ребят и показывать, как и что нужно делать, как снимается, вовлекать и т.д.

Мы сейчас обозначили около 10 направлений и будем по каждому тащить молодежь, с целью вовлечь в практическую деятельность. Чтобы вас заинтересовать. Но заинтересовать не госслужбой, а именно реализацией проектов.

Вопрос 13. Студентка ПГНИПУ, строительный факультет.

Хорошо, что вы затронули тему строительства, я хотела спросить, можно ли привлечь студентов 3 курса в эту деятельность?

Ответ: Терзайте вашего ректора и декана. С вашим деканом взаимодействие есть. Минстрой взаимодействует. Мы подумаем, как вас раскидать и привязать к этим проектам. Сейчас команда проекта формируется и пока не к кому ваши «вагончики» прикрепить. Нет "паровозов", к которым вас можно было бы прикрепить. Но где-то уже какие-то договоренности есть. Я думаю, что мы в первом квартале все окончательно решим. Просто проект сложный и нюансов много.

Я услышал вас. Думаю, что наше стремление обоюдно. Это наша потребн6ость в вас, также, как и ваша в нас.

Коллеги, я обещаю, что общение не последнее. Атмосфера хорошая.